Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:13 

manala
ад - это другие...


я не знаю что это, но моё тело также покрывается белыми пятнами я читала, что такое бывает у людей с тёмной кожей

URL
Комментарии
2015-03-14 в 20:16 

Сергей Ширман
Реже причиной белых, не шелушащихся пятен на коже, может быть витилиго. У моего товарища такое есть...

2015-03-14 в 20:23 

manala
ад - это другие...
у меня скорее всего это и есть
буду вся в пятнышку пока совсем не стану белой

URL
2015-03-15 в 14:31 

Fearen
Бродяга Дхармы.
manala, во избежание всяческого странного лечения назидательная история.

"О вреде идиотизма в лечении и не только псот.

Дорогой дневничок, когда мне было 16 я заболел интересной такой болезнью — витилиго.
Это такие белые (бесцветные) пятна на коже — отсутствие пигмента. Наверняка замечали таких людей, нынче количество заболевших неуклонно возрастает.

Инсайде простыня о самых разнообразных методах лечения, начиная от использования крови летучих мышь до опилок экзотических деревьев.

И все бы ничего, но всю эту хрень испытали на мне.

Начну с того, что я практически всегда слушался дедушку с бабушкой. Именно они занимались моим воспитанием и как следствие лечением витилиго.

Безуспешно пытаясь вернуть мне нормальный цвет кожи самыми разнообразными и порой абсурдными методами (о коих будет изложено в этом посте ниже), решили они послушаться совета одной тетки.
Посоветовала тетка эта отправить меня в пустыню в Узбекистане, что где–то возле города Бухара. Якобы есть там священное место где исцелишься, если очень хотеть и верить.

Сказано–сделано. Был срочно найден узбек на машинке, ему заплатили, и помчался я с ним на родину его. Ехали мы долго и упорно, проехали Самарканд с его невероятным пловом и красивейшей крепостью, мимо Бухары и выехали в самую настоящую пустыню с +50 градусов Цельсия, песком, саксаулом, тушканчиками, змеями, огромными жуками и прочими радостями.

Где–то посреди пустыни стоит мечеть, к ней с десяток пристроек. Как–то вяло и немощно туда–сюда сновали очень странные люди.
Почти все они были чернее Кенийских негров, но с ярко красными, и оттого страшными пятнами на теле.

Предстояло мне там пробыть 40 дней.

Был я немного в коматозе от такого, но деваться некуда, решил попробовать поверить.

День первый. Меня побрили налысо и объяснили распорядок. Те, кто старше 50 говорили на русском на уровне досточным для объяснения простых правил.
По правилам этим каждое утро, после прослушивания утренней моливы, мне надлежало уходить в пустыню то ли на запад, то ли на восток, отойдя метров на 100 раздеваться полностью, и непокрытой головой ходить по бараханам. Можно было и лежать, но мало кто выдерживал солнце лежа.
С собой можно было брать воду, тонкий матрац и книжку.

День третий. Вдоволь наслушался от местных узбеков и таджиков вариации на прозвище "белоснежка".

День четвертый. Понял, в чем смысл "лечения".
За несколько дней здоровая кожа на таком солнце загорает до максимума. Больные же участки, не защищенные пигментом просто сгорают. Т.е. ты медленно поджариваешься на солнце.
Ожоги начинают пузыриться. Это очень больно, особенно на лице и веках.

День двенадцатый. Ожоги начинают лопаться, обнажая мясо. Тогда надо идти в определенное место и набрать ведро какой–то особой глины и замесить "раствор" в тазике. Это надо прикладывать к мясу пока не высохнет.
Глина с водой кажется очень холодной.
У меня белые веки, поэтому мне пришлось лепить глину на них и лежать около часа. Попробуйте–ка полежать часок с силой жмурясь. Очень милое ощущение от сознания того, что есть вероятность ослепнуть.

Глина эта действительно возвращает пигмент. Да, тут не наебали. С одной оговоркой. Возвращается он очень избирательно, так что после процедуры я стал походить на леопарда. Кенийского шоколадного леопарда.

Тут стоит отметить, что в радиусе хуй знаешь сколько километров нет зеркала. В стеклах и воде не очень–то разглядишь себя.
Посему не особо–то и расстраиваясь я превращался в тупого и мрачного зомби. Сильной прожарки. Помню рядом мужик жарил яйца просто поставив их рядом на песок. Вода в ведре под солнцем высыхала за считанные минуты.

День пятнадцатый. Закончилиь книжки. Позвонить домой нельзя, потому как мне запретили брать с собой мобилу — сопрут, да и откуда в пустыне сотовая связь?

День шестнадцатый. Обнаружил в лагере женщин. Да, они там были. Страшные. ЧОрные и лысые. Они кутались в платки и очень шустро носились по "лагерю". На рассвете они уходили в противоположную сторону от лагеря.
Несмотря на подростковое постоянное желание, подглядеть за ними мысли не возникло. Ни разу. Пожалел свою психику.

День восемнадцатый. Познакомился с помощником прокурора из Таджикистана. 10 часов подряд он мне втирал о том, что я должен учить таджикский, потому как без него мне не стать личностью. Когда пошел 11 час я намекнул ему, что устал слушать. Да, я очень терпеливый.
К тому же, он доставил мне веселые минуты задав простой вопрос — "А что это у тебя такое, круглое и бумажное в виде рулона?". Да, там не видели туалетную бумагу. Процесс похода в туалет выглядит так: идешь в туалет предварительно одев "туалетную одежду", т.е. ту, что не жалко ибо пропитывается запахом дерьма за секунды.
Сев на корточки срешь. Ищешь отколовшийся кусок штукатурки. Стачиваешь острые углы об стену. Подтираешься им. Профит. Я так не рискнул.

День двадцатый. Ушел слишком далеко. Как–то задумался и шел. Быстро, пружинистым шагом. Кожа да кости. Поджарый, как доберман с помесью далматинца. Вода кончилась. Немного испугавшись, пошел обратно по солнцу. Через пару часов почувствовал сильную жажду. Ускорил темп. Солнце шло к закату. Стало по–настоящему страшно.
Очень захотелось жить. Порвался башмак. Песок очень горячий. Хотя ожоги ступни уже не пугали. Еще через час начало темнеть в глазах. Начались спазмы в мускулах. Первыми отказали пальцы рук. Затем кисти и плечи. Потому почему–то лицо и голова. Когда судорога дошла до ног, понял что все, набегался.
Ложись на этот мягкий песочек, отдохни! Он манит и убаюкивает. Скоро все будет хорошо. Никакой боли. Никакой жажды.
Я лег. И начал засыпать. Очнулся от того, что рядом протрещал огромный черный жук. Тут до меня дошло, что если я сдохну тут, меня сожрут эти жуки. Всего. Целиком. Я ненавижу насекомых. Рывком встав я побежал. Бежал пока не перестал соображать окончательно. Бежал часа два. Умирал, но бежал. Падал и вставал вновь. Пока не воткнулся головой в стенку мечети.
Рядом с мечетью был колодец. Вода в нем соленая и от нее всегда сильный понос. Выпив ведро воды я наконец–то выключился. Утренняя молитва звучала особенно. С тех пор смеюсь, когда кто–нибудь говорит "Ох, умираю от жажды".

День двадцать второй. С удовольствием смотрел бразильские сериалы на узбекском. Да, кто–то привез телевизор и генератор. "Антонио, шехельмеш–бехельмеш, шайтанама?". Было весело.

День двадцать третий. Выиграл ведро компота в карты. Вот оно, счастье.

День двадцать четвертый. Приехали торговцы, устроили мини–базар. Купил бутылку колы, сникерс и орбит. Все узбекского производства. Гадость. О–мер–зи–тель–но!

День двадцать пятый. Убил тушканчика копьем. Была засада. Около пяти часов. Они, суки, очень осторожные.

День двадцать восьмой. Ушел очень далеко, но взял с собой много воды и шапку. Набрел на клубок змей. Наступил. До сих пор не понимаю, почему жив.


День тридцать третий. Приехала девочка — моя ровесница с мамой. Красивая, милая. С испуганными глазами. Она как–то очень странно смотрела на меня, видимо познавала когнитивный диссонанс когда я пересказывал ей рассказы Шекли.
На следующий день ее обрили налысо. Через пять дней она превратилась в корчащийся от боли черно–красный кусок мяса. Ее вой не давал мне спать. Помню, как она плакала глядя на свои отрезанные волосы. Примерно в это же время она перестала быть приятной собеседницей.
Стала угрюмой и замкнутой. Кажется, она меня ненавидела за то, что мой срок пребывания заканчивался, а у нее все было впереди.

День тридцать восьмой. Взял у этой девочки зеркало. Не знаю зачем. Увидел себя. Молча взял нож и ушел утром на обычный маршрут. Не останавливаясь, прошел дальше до места где встретил змей. Все так же молча начал резать вены. Не знал, что резать надо было вдоль. Посидел–подумал и пошел обратно.

День тридцать девятый. Записал свою диету. Эдакий сборник советов от жителей нигерийского лагеря. Больше всего расстроило, что нельзя смотреть телевиизор и ту "шайтан машину с кнопочками". Также по их словам нельзя было рыбу, все молочное, все красное в овощах, укроп, петрушку, картошку, курицу, любые специи, хлеб и конечно же алкоголь и сигареты. Соль тоже была нежелательной.
Зря я это записал. Ох как зря.

День сороковой. Приехал папа. Покачал головой и выдал что–то вроде "Зато теперь ты похож на десантника, прям как я". Дал что–то вкусное поесть и спутниковый телефон. Позвонил домой и друзьям. Они в тот момент катались на катке Медеу в Алмате. Сволочи.

С некоторой ностальгией оглядев свой уголок, я отправился домой с отцом.
Только приехав и пройдясь по улице от машины до дома, я понял, что что–то во мне сломалось. Зайдя в дом, я обнаружил подарок — новенький Пентиум. На ужин были тушеная курица с картошкой. С салатом из помидоров с луком и хлебом.
Я был очень рад видеть, как мои родные едят этот противопоказанный мне ужин, а компьютер так и стоит нераспакованный.

Я был Дома."

2015-03-15 в 14:36 

manala
ад - это другие...
я не буду это лечить
приняла это как есть, ну буду вся в пятнышках, так даже интересней
канапушки на лице, белые пятнышки на теле)))

URL
   

там, где я спрячусь..

главная